Ужасы нацизма. Чтобы помнили.

Оригинал сообщения на facebook от Александра Павлова https://www.facebook.com/lup.mail/posts/492121617530099

Не для выходных тема, но, впрочем, и в любой другой день она будет восприниматься так же болезненно. Вот читаю Ширера и понимаю, что ужасы нацизма как-то размылись за последние 70 лет. Бывало, приходилось слышать, что мол «вот завоевала бы нас Германия во время Второй Мировой и были бы мы теперь процветающей Европейской державой». И ведь особо-то и нечем этому мнению возразить, учитывая то, что исходим мы из одинаково размытых представлений о том, что происходило во время войны и о том, какие цели нацизм преследовал.

Да, вроде как все понимают, что евреи и славяне были для нацистов «унтерменшен», но вот конкретного материала как-то и нет в голове, чтобы подобные мнения опровергнуть.

Так вот, не были бы мы европейской державой. А относились бы к нам как к скоту и даже хуже. Материал из Ширера (и это далеко не самое страшное, что там есть — это уже после того, как нацисты задумались о том, что они зря «расходуют рабочие руки») ниже. Особенно красноречиво об этом говорит последняя цитата про проект приказа Кейтля.
Да и вообще, рекомендую прочитать. Книга объемная, но того стоит. Особенно впечатляют главы о лагерях смерти. Даже в сухом стиле изложения фактов Ширера про то как людей «переселяли» — чтение не для слабонервных. Но прочитать нужно, чтобы были факты, чтобы были знания, чтобы было чем возразить. Чтобы не «замылилось».

——
Уильям Ширер
Взлет и падение третьего рейха (Том 2)

…Типичным местом их работы были гигантские предприятия Круппа по производству пушек, танков и боеприпасов. Крупп использовал труд бесчисленных рабов, включая русских военнопленных. Однажды во время войны для работы на заводах Круппа были доставлены 600 евреек из Бухенвальдского концлагеря, причем разместили их в разбомбленном трудовом лагере, откуда предварительно перевели в другое место итальянских военнопленных. Д-р Вильгельм Эйгер, «старший врач», обслуживавший контингент рабов у Круппа, показаниях, данных на Нюрнбергском процессе, описывает, что он обнаружил там, принимая должность:
«После первого обхода я обнаружил, что эти женщины страдают от гнойных язв и других болезней. Я оказался первым врачом, которого им довелось увидеть по меньшей мере за две недели. Полностью отсутствовали медикаменты. У них не было обуви, и они ходили босиком. Единственной их одеждой были мешки с отверстиями для головы и рук. Все они были острижены наголо. Лагерь был окружен колючей проволокой и тщательно охранялся часовыми из службы СС.
Запасы продовольствия в лагере были весьма скудными и самого низкого качества. Нельзя было войти в барак без того, чтобы не набраться блох. Из-за них у меня на руках и на всем теле появились нарывы…»
Д-р Эйгер описал ситуацию дирекции предприятий Круппа и даже личному врачу Густава Крупна фон Болена, владельца заводов, но все оказалось тщетно. Его доклады о трудовых лагерях Круппа не принесли никакого облегчения несчастным. Он припомнил в своих свидетельских показаниях несколько таких докладов об условиях жизни в восьми лагерях, где содержались русские и польские рабочие: большая скученность, приводившая к вспышкам эпидемий, скудость питания, не позволявшая человеку выжить, нехватка воды, недостаточное число туалетов.
«Одежда восточных рабочих пришла в абсолютную негодность, ведь они работали и спали в том, в чем прибыли с Востока. Фактически никто из них не имел пальто, и в холодную или дождливую погоду они были вынуждены использовать одеяла. Из-за нехватки обуви многим рабочим приходилось работать босиком даже зимой… Санитарные условия были ужасающими. На Крамерплац имелось всего десять детских туалетов, приходившихся на 1200 человек. Полы уборных сплошь были покрыты нечистотами. Более других страдали татары и киргизы. Они гибли как мухи от плохих условий проживания, низкого качества и недостаточного количества пищи, непосильной работы без отдыха.
Кроме того, эти рабочие страдали от сыпного тифа. Вши, переносчики болезней, наряду с массами мух, клопов и других паразитов превращали существование узников этих лагерей в сплошную пытку. Снабжение этих лагерей водой иногда прекращалось на срок от 8 до 14 дней».
В целом западные рабочие содержались лучше, чем восточные, на которых немцы смотрели как на отбросы. Но разница эта была относительной, как установил д-р Эйгер в одном из лагерей для рабочих в Эссене, на Ногерратштрассе, где проживали французские военнопленные:
«Его заключенные в течение почти полугода размешались в собачьих конурах, уборных и старых пекарнях. Собачьи конуры имели размеры: три фута в высоту, девять в длину и шесть в ширину. В каждой из них размещалось по пять человек. Пленные были вынуждены заползать внутрь конуры скорчившись… Воды в лагере не было».

…Концерн Крупна не только получил тысячи военнопленных и гражданских рабочих для работы на своих предприятиях, но и построил огромный завод взрывателей в концлагере Освенцим, где евреев заставляли работать до полного изнеможения, а затем умерщвляли в газовых камерах.
Барон Густав Крупп фон Болен, председатель совета директоров, был признан в Нюрнберге главным военным преступником наряду с Герингом и другими, однако ввиду «физического и умственного состояния» (он перенес инсульт и впал в маразм) его не судили. Он умер 16 января 1950 года.

…Порабощение миллионов мужчин и женщин из завоеванных стран и превращение их в подневольную рабочую силу для третьего рейха не было просто мерой военного времени. Из процитированных ранее заявлений Гитлера, Геринга, Гиммлера и других правителей рейха становится совершенно ясно, что, если бы нацистская Германия победила, «новый порядок» свелся бы к правлению немецкой расы господ в обширной империи рабов, простирающейся от Атлантики до Уральских гор. И участь восточных славян была бы несомненно наихудшей.
Как подчеркивал Гитлер в июле 1941 года, примерно через месяц после нападения на Советский Союз, планы его оккупации означали «окончательное решение». Год спустя, в разгар успешных военных действий в России, он наставлял своих соратников:
«Что касается смехотворной сотни миллионов славян, мы превратим большинство из них в таких, какие нужны нам, а остальных изолируем в их собственных свинарниках; и всякого, кто говорит о снисхождении к местным жителям и их приобщении к цивилизации, следует отправлять прямо в концлагерь!»

…20 июня 1942 года Кейтель составил проект приказа:
1. Советские военнопленные должны иметь клеймо в виде специальной несмываемой отметки.
2. Клеймо должно включать обращенный вниз острый угол примерно 45 градусов при длине стороны около сантиметра. Наносится на левую ягодицу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.